| 
 | 
 | 
                    
 | 
 

Тропическая практика во Вьетнаме

21 января - 03 февраля 2016 г.

Вахрамеев Артемий Андреевич, студент кафедры гидробиологии Биологического факультета МГУ

 

Уже несколько лет Биологический факультет МГУ, совместно с Российско-Вьетнамским Тропическим Центром проводит зимнюю тропическую практику для студентов нескольких полевых кафедр. В этом году такая возможность появилась и у кафедры гидробиологии. О своем опыте работы и досуга в этом удивительном месте я бы и хотел рассказать.

Вьетнам – страна чудес. Ее природа во многом уникальна и, что немаловажно, все еще ждет своего исследователя. Несмотря на многолетние изыскания отечественных и зарубежных биологов, остается еще немало тайн, скрытых в ее горах и низинах, на морских просторах и в реках. Не может не поразить и самобытная культура местного населения, сформированная как древними традициями Востока, так и событиями совсем недавней истории.

Освободительная борьба вьетнамцев с французским колониализмом, а затем и с американской интервенцией оставила неизгладимый отпечаток на менталитете этих людей, однако такие черты, как дружелюбие и отсутствие ксенофобии совершенно не истерлись из их сознания. Ко всему прочему стоит отметить богатство культурно-исторических памятников, некоторые из которых возводились тысячи лет назад! В основном это, конечно же, религиозные строения вроде буддистских храмов и монастырей. Но обо всем по порядку.

 

Рис. 1. Панорама Хошимина.

 

В первый день практики мы прибыли в аэропорт славного города Хошимина. После недолгого трансфера нашей студенческой группы и преподавателей мы прибыли в Южное отделение тропического центра. Встреча с сотрудниками центра оказалась достаточно теплой. Нас расположили в просторных номерах и дали некоторое время, чтобы перевести дух. Ближе к полудню состоялась официальная встреча с представителями тропцентра. Можно сказать встреча на самом высшем уровне. Нас привели в просторный, хорошо кондиционированный конференц-зал, где произошло наше знакомство как с российским, так и с вьетнамским руководством, а также ознакомление с правилами техники безопасности. После этого нам предоставили несколько часов для свободного ознакомления с городом.

Хошимин один из крупнейших городов на юге Вьетнама, переименованного в честь вьетнамского политического деятеля, революционера и президента Хо Ши Мина. Совсем недавно этот город имел совершенно другое название – Сайгон. Сегодня жизнь в Хошимине, столице вьетнамской республики, бьет ключом и расцветает как никогда. Улицы заполнены транспортом (в основном двухколесным), торговцы, клерки, школьники в красных пионерских галстуках, все спешат кто куда. Особенно необычно было видеть матерей с грудными детьми на разгоняющихся мопедах. Судя по всему, понимание безопасности и самосохранения здесь свое, особенное. Практически каждый фонарный столб украшен коммунистической символикой на ярко-красных полотнах. Тротуары забиты торговыми лавками и припаркованным транспортом, тянуться ряды магазинов и ремесленных мастерских.

 

Рис. 2. Одна из улиц Хошимина.

Кое-где проглядываются верхушки буддистских пагод, построенных в незапамятные времена. Весь город представляет из себя причудливую смесь трущоб и высотных зданий деловых кварталов, колониальной архитектуры Франции. Центр города забит магазинами и лавками, крупными торговыми центрами. На каждом углу улыбчивые продавцы предлагают соки из тропических фруктов и другую оригинальную снедь. Несмотря на высокий ритм жизни Хошимина, там хватает мест и для размеренного досуга. Есть множество зеленых парков с цветущими клумбами и красивыми дорожками, есть даже вполне приличные спортивные снаряды для поддержания физической формы. В целом, непередаваемый колорит Вьетнама захватывает с первых минут. Таково было первое впечатление после дня, проведенного в городе. Ближе к вечеру меня со студенческой группой и преподавателями ихтиологами отправили на железнодорожный вокзал, тогда как зоолого-ботаническая группа уезжала в тропический заповедник Каттьиен на следующее утро. Следующая цель нашего путешествия – приморский город Нячанг.

 

Рис. 3. Южно-Китайское море.

 

Рис. 4. Нячанг.

Утром мы прибыли. Солнечный город на берегу Южно-Китайского моря встретил нас во всем своем блеске. Неудивительно, что именно Нячанг так сильно привлекает туристов со всех концов света. Гостиничные здания тянутся ввысь, а свет прожекторов с крыш и музыка, играющая в пентхаусах, оглашают округу всю ночь напролет. Золото песчаных пляжей рассыпается под покрывалом соленых волн, а вдоль береговой линии тянется красивый парк, время от времени прерываемый местными забегаловками. По приезду в приморское отделение тропцентра нас расположили в гостинице и уже к десяти часам утра состоялась встреча с его руководством. Затем доктор биологических наук Дмитрий Александрович Павлов прочитал нам лекцию об особенностях морской фауны Южно-Китайского моря, о видовом разнообразии его обитателей, а также об основных проблемах, угрожающих коралловым рифам в этом регионе и о способах их решения.

После лекции мы отправились в местный музей океанографии. В первом зале находилось множество морских аквариумов, обитатели которых переливались всеми цветами радуги. Тропические рыбы, включая огромных мурен, рыб-клоунов, крылаток, скатов и акул, кораллы, актинии, неуклюжие мечехвосты. Все эти неземные существа предстали перед нами во всей своей красе. Но экспозиция музея не ограничивалась живым материалом. В других залах мы увидели множество карт Вьетнама, составлявшихся на протяжении многих веков. Особенно поразил зал, большую часть которого занимал огромный скелет кита! Также было представлено большое количество беспозвоночных, включая червей, моллюсков и разнообразных членистоногих. Для фиксированного материала и отпрепарированных образцов был выделен отдельный зал, где ряды стеклянных банок тянулись подобно библиотечным рядам.

 

Рис. 5. Мечехвост.

 

Рис. 6. Зал с фиксированными препаратами.

 

Рис. 7. Скелет кита.

Покинув стены музея, мы отправились на местный морской рынок, где познакомились с представителями основных промысловых видов рыб. Не скажу, что торговля рыбой здесь имеет какую-то особую специфику. Все как у нас на севере. Вечером мы вернулись в тропцентр и подготовили лабораторию для дальнейшей работы. Тропцентр выделил нам отдельное помещение для научных изысканий: хорошо проветриваемую лабораторию, где мы нашли всё, что было необходимо. Оборудование в лаборатории оказалось достаточно удобным и новым, что сделало нашу последующую работу комфортной. Одновременно с нашим обустройством мы разгрузили привезенные с собой инструменты лова и работы, такие как рыболовные сети, ловушки, тары, лампы и многое другое.

 

Рис. 8. Утро в порту.

 

Рис. 9. Торговцы рыбой.

Уже в половине пятого утра следующего дня мы отправились закупать рыбу для лабораторных исследований и пополнения университетской коллекции. Ближе к рассвету наш фургон прибыл в один из морских портов, расположенных в северной части города. По прибытии мы около двух часов подбирали необходимый материал, а рыболовецкие суда постоянно причаливали и отчаливали. Кричащие торговцы и грузчики работали в полную силу. Разгружались и загружались ящики. Матросы ловко орудовали снастями кораблей. Хочется сказать, что здешние корабли достаточно интересны по своему оформлению. Все как один окрашены в синий и красный цвета, а на носу их нарисована пара глаз, как суеверный символ удачи и богатого улова. Вместе с рыбой удалось купить несколько раков-богомолов, которые стали нашими всеобщими любимцами практически до самого конца практики, а также по-настоящему огромные креветки для кулинарных экспериментов. Затем мы вернулись в лабораторию и произвели предварительную подготовку к работе. Развели формалин, зафиксировали рыбу и подготовили инструменты к активной фазе обработки.

 

Рис. 10. Группер.

 

 

Рис. 11. На станции марикультуры.

 

Рис. 12. Одна из лабораторий на станции марикультуры.

После обеда снова в путь. На этот раз мы посетили станцию марикультуры №3, где ее директор провел увлекательную обзорную экскурсию. Оказалось, что станция была основана в 2004 году японцами, однако позже ее полностью передали в ведение вьетнамской стороны, как знак укрепления международных отношений. На станции выращивают таких рыб как групперы (каменные окуни), тигровых креветок, морских огурцов и несколько видов двустворчатых и брюхоногих моллюсков. Помимо промысловых бассейнов с живностью нам объяснили некоторые технические детали процесса, например системы подачи воды, системы фильтров, аэрации, обеззараживания воды. Также мы видели бассейны для содержания маточного стада групперов и нерестовые бассейны, где половозрелым особям делают инъекции гормонов для ускорения икрометания, после чего икра собирается специальными уловителями.

При выращивании молоди и кормовых организмов используют т. н. «технологию зеленой воды», что означает использование фитопланктона цветущей воды на корм. Но не только фитопланктон служит кормом подрастающей молоди. В специальных помещениях разводят коловраток и другой зоопланктон, используя для этого самые стандартные технологии культивации. Бассейны же, где выращивают моллюсков, покрыты толстым слоем песка, а личинки креветок в темных емкостях. При станции есть также неплохо оборудованная лаборатория, где происходит исследование и мониторинг состояния выращиваемых объектов. После экскурсии мы вернулись в тропцентр и занялись лабораторной работой. Зафиксированная рыба тщательно фотографировалась, определялась и фиксировалась в таблицах. В числе прочего брался и биоматериал в виде фиксированных срезов плавников.

 

Рис. 13. Испытательный полигон тропикостойкости.

 

Рис. 14. Здание станции на о. Че.

 

Рис. 15. Рыбацкая пристань.

Утром, около восьми часов, нашу группу на микроавтобусе отвезли в порт, откуда на катере мы были доставлены на остров Че в район залива Дам Бай на Научно-Исследовательскую станцию Российско-Вьетнамского Тропического центра. Переправа на катере заняла не более сорока минут. Погода стояла ясная. По дороге мы видели характерные очертания местного архипелага с островами, скалы и леса. Пейзаж был поистине непередаваем, хотя неумелая работа шкипера привела к тому, что из лодки мы выбирались уже насквозь промокшие. Прибыв в пункт назначения, мы расположились на жилом этаже. В качестве рабочего помещения нам была выделена отдельная лаборатория. Вскоре после этого на станцию прибыл декан биологического факультета МГУ академик М. П. Кирпичников в сопровождении Н. Л. Филичева, одного из руководителей приморского отделения тропцентра.

После этого Николай Леонидович повел нашу группу на экскурсию по станции и окрестностям. Во время экскурсии мы узнали, что два важнейших направления, которыми занимаются на станции это тропическая экология и тропическое материаловедение, а также некоторую информацию об истории станции, ее основании, основных объектах и задачах. Основное время экскурсии было посвящено именно тропическому материаловедению как наиболее наглядно-представленному на территории станции (испытательный полигон тропикостойкости материалов). Образцы исследуемых материалов располагались на специальных стендах, часть стендов находилась на открытой территории, часть под навесом, а также часть закрытых стендов в помещении (имитация складского помещения) и на так называемой микологической площадке (в тени деревьев, рядом с искусственным водоемом).

Среди материалов были представлены образцы разных металлов, углепластиков, мазутов, композитных материалов, бетонно-арматурных конструкций, образчики деталей и электронных компонентов. Уже почти десять лет химики проводят на станции изучение влияния факторов тропического климата на различные типы материалов, как органической, так и неорганической природы. Одним из важнейших измеряемых параметров образцов металлов является динамика атмосферной коррозии, что особенно интересует отечественных исследователей. Данные этих исследований в дальнейшем используются военными, правительственными и коммерческими организациями нескольких государств.

После экскурсии мы отправились подготавливать и устанавливать ловушки на рыбу. Глубина установки каждой ловушки – около 2 м. Ловушки ставились параллельно береговой линии, при этом одна из них была установлена несколько глубже первой. Они были заякорены на дне в растянутом положении при помощи грузов на противолежащих концах, а также поплавков, привязанных там же. Ловушки устанавливались недалеко от скал и скоплений кораллов (побережье справа от пирса) – маркеров наличия обильной ихтиофауны. В постановке ловушек принял участие и М. П. Кирпичников. Чуть позже мы, надев маски и трубки, непродолжительно осматривали население местных кораллов, включая рыб.

Далее наша группа занялась подготовкой сети, которую рассчитывали установить с лодок вдоль побережья, сотрудничая с местными рыбаками, однако план несколько изменился. Была установлена трехсотметровая сеть, принадлежащая местным рыбакам. Мы устанавливали ее при помощи двух круглых лодок, которые в изобилии используются местными жителями в промысловых целях. При этом процесс установки сети был зафиксирован несколькими фотоаппаратами. По окончании установки мы осмотрели скопления кораллов недалеко от скал (слева от пирса). После захода солнца нашей группой была предпринята удачная попытка ловли рыбы с пирса, с использованием коротких сачков и фонариков (для приманивания рыбы).

В середине дня у группы было около часа времени на свободный осмотр станции и окрестностей в ходе которого была осмотрена в числе прочего местная приливно-отливная зона (осмотр происходил во время отлива). Было отмечено, что литораль острова Че достаточно гетерогенна по гранулометрическому составу. Песчаные пляжи достаточно быстро переходят в литораль, составленную частями мертвых кораллов, а те, в свою очередь, в каменистую литораль, составленную крупными валунами, переходящими в скалы. Это говорит нам о том, что на острове Че в достаточно узком масштабе может существовать как минимум три разнообразных типа литоральных сообществ. Данный факт представляет определенный интерес для гидробиологических исследований литорали острова. Там же были измерены значения pH и температура для каждого из этих типов (4 разные точки), оказалось, что значения этих параметров не отличались значительно друг от друга. При этом особенно вдохновляет то, что внутренняя инфраструктура острова практически не затронула приливно-отливную зону, что не может не сказаться положительно на будущих исследованиях.

Также интерес представляют ванны, образованные основаниями скал и периодически заливаемые морской водой. В районе шести часов утра вместе с местными рыбаками мы отправились доставать сети. Также как и при установке использовались круглые лодки. Улов оказался достаточно большим. В числе прочего из сетей было извлечено несколько видов крабов, которые впоследствии фиксировались в спирте и доставлены в Москву, где в данный момент составляют часть коллекции для большого практикума кафедры гидробиологии МГУ. После разгрузки сети и доставки материала в лабораторию, мы отправились доставать ловушки. В числе прочего оказалось, что одна из ловушек была утеряна, так как на море некоторое время штормило. Другая же ловушка была извлечена. Все орудия лова были тщательно очищены и высушены.

По возвращении в лабораторию весь собранный материал был зафиксирован и упакован. Вскоре за нами прибыл корабль, однако, из-за высоких волн, он не смог подойти к пирсу и наша группа транспортировалась на судно по парам на круглых лодках. Когда все пассажиры и груз оказались на корабле, капитан взял курс на Нячанг. Изначально планировалось посетить еще остров Мун и мангровые заросли, но опасное волнение на море и класс судна не позволили бы нам безопасно достигнуть цели. На обратном пути мы еще раз оценили красоты здешних островов. Благополучно причалив в порту Нячанга и загрузив оборудование с материалами в микроавтобус, мы вернулись в Приморское отделение Тропического центра. Оставшуюся часть дня мы работали в лаборатории с собранным на острове материалом.

 

Рис. 16. Сплав по реке Кай.

 

Рис. 17. Рыбацкая деревня.

 

Рис. 18. Рыбаки.

Итак, наступил новый день. В половине восьмого мы отправились на экскурсию по главной нячангской реке под названием Кай. Очень скоро наш катер отчалил в районе эстуария и, по счастливому стечению обстоятельств, встретили нескольких рыбаков на тех самых круглых лодка, которые продали нам несколько эстуарных видов рыб. Вообще экскурсия была главным образом туристическая, чем исследовательская, но оставила весьма неоднозначное впечатление. По берегам встречались и красивые гостиницы, и маленькие уютные кафе под травяными зонтиками, и просто дикую поросль джунглей, нависающую над берегами. Мы проплыли несколько мостов. Некоторые так низко располагались над водой, что у катера приходилось опускать навес. Часть мостов были тяжелыми металлическими конструкциями, а часть деревянными и довольно хлипкими строениями, но, видимо, для местного населения, оседлавшего мопеды, разница была практически незаметна.

На обратном пути уже в районе эстуария мы увидели знаменитые рыбацкие домики, держащиеся на сваях прямо в воде. Честно говоря, они произвели удручающее впечатление. Залатанные стены и крыши, подгнивающие балки и косящиеся основания. Особенно они выделялись на фоне дорогих высоток, гордо возвышающихся вблизи прилегающего порта. И именно там с нами произошла неприятность. Винт нашего катера намотал канат одного из крупных судов, стоявших на приколе в порту. Шкипер тут же разделся и полез в воду, однако даже после освобождения винта двигатель требовал срочного ремонта. Но вьетнамская солидарность и тут подоспела нам на помощь: двое рыбаков на моторной лодке приблизилась к нам и втроем, да еще и с сумкой инструментов, исправили мотор. Скоро мы благополучно сошли на берег. Остаток дня мы провели в лабораторных делах.

 

Рис. 19. Работа в лаборатории.

Утро следующего дня должно было быть многообещающим в плане выездов. Мы собирались посетить рисовые чеки, где непременно должен был состояться очередной лов. Но обстоятельства были не в нашу пользу. Целый день мы провели в лаборатории, определяя рыб и делая необходимые зарисовки объектов.

 

Рис. 20. Горный пейзаж.

 

Рис. 21. Водопад.

 

Рис. 22.Тропический лес.

 

Рис. 23. Русский осётр.

И вновь в путь! Опять ранний подъем. На этот раз мы отправились в тропический лес Би Дуп, находящийся на самой границе провинции, где генеральный директор российской части Андрей Николаевич Кузнецов должен был познакомить нас с особенностями флоры джунглей. Около двух часов мы ехали в горы, в это время Андрей Николаевич рассказывал нам о местных тропических лесах, но не преминул поделиться и интересными историями о стране, о вьетнамцах, временах войн и других увлекательных вещах.

В пути мы делали короткие остановки, Андрей Николаевич рассказывал о придорожной растительности, а мы фотографировали великолепные горные пейзажи. Очень необычное ощущение, когда туман сгущается на одном уровне с тобой. А внизу, у подножия гор лежат города и бескрайние поля. Кое-где проглядываются одинокие домишки фермеров или лесников. А леса каймой идут вдоль и поперек горных массивов. Словами такое не передать. Иногда мы останавливались у небольших горных водопадов, струящихся по выжженным солнцем склонам. Впечатление портил только мусор, раскиданный по всей вероятности местными или туристами. Первую остановку мы сделали на форелевом хозяйстве Клонг-Кланх. Некоторые преподаватели остались здесь до конца экскурсии для отбора образцов крови рыб. Мы же отправились в лес.

Дорога была непростой, температура в горах не превышала и пятнадцати градусов, а влажность достигала 100%. Пришлось тепло одеться, включая дождевики. В пути Андрей Николаевич познакомил нас с тремя основными типами тропического леса. Первый из посещенных участков располагался на высоте полутора километров над уровнем моря. Мы совершили небольшой подъем, примерно на 400 метров, однако крутость склона и влажная скользкая почва немного затруднили наш путь. Самые настоящие джунгли! Огромное количество растительного опада, чмокающего под ногами, древовиднае папортники, нависающие над головой, ходульные корни огромных деревьев. Вокруг веяло сыростью и мокрой листвой. Изредка мы пересекали горные ручьи, текущие Нам рассказали про тропические экосистемы, особенности влияния климата на их функционирование, проблемы коэволюции плодовых деревьев и птиц и многое другое. Например, о том, что некоторые лианы серьезно влияют на уровень влажности в лесах или об избыточности разнообразия видов в тропиках в целом и его мозаичности.

Основу древесного яруса на этом склоне составляли деревья семейств буковые и чайные, а также два вида сосен, один из которых Pinus Dalatensis (Далатская сосна) является местным эндемиком. Возраст некоторых деревьев мог достигать 800 лет! Поднявшись на вершину, мы сделали несколько памятных снимков. Спустившись и немного переведя дух, мы подробно познакомились с бытом форелевого хозяйства. Оно состояло из серии искусственных водоемов, водоснабжение которых поддерживалось с помощью закачки воды горных рек. Выращивают там радужную форель, русского и сибирского осетров. Одно удовольствие наблюдать за резвящимися в воде осетрами. В некоторых прудах были и карпы. Есть как нагульные пруды, так и отстойники, полностью заросшие макрофитами и похожие на огромную грядку. Есть и цех, где происходит аэрация личинок, бассейны для подращивания молоди. Однако, дела хозяйства идут не так гладко, как хотелось бы, к сожалению, новейшие методы культивации приживаются здесь с большим трудом. Трудятся здесь рабочие, нанятые на сезон. Ко всему прочему, расположение станции в горах позволяет естественным путем добиваться оптимальных условий культивации, в первую очередь температурных.

 

Рис. 24. Далатский ботанический сад.

 

Рис. 25. Буддистский монастырь (фрагмент).

 

Рис. 26. «Crazy house» (фрагмент).

Следующий день прошел не менее насыщенно. Мы отправились в соседний город Да Лат. Красивейшее место. Французская архитектура 19-го начала 20-го веков представлена здесь во всей своей красе. Кроме того, это настоящий город цветов. В первую очередь мы посетили ботанический сад города. Это был настоящий рай сотен видов орхидея, деревьев бонсай и других красивейших растений. Интерьер сада гармонично сливался с его наполнением. Несмотря на чисто исследовательский интерес, эстетическое впечатление было неописуемым. Также мы посетили один, судя по всему, из самых богатых буддистских монастырей.

Перед самым отъездом удалось посетить еще одну местную достопримечательность Гостевой дом Ханг Нга, называемый также «Crazy House»— здание необычной архитектуры, спроектированное и построенное в 1990 году вьетнамским архитектором Данг Вьет Нга. Здание, построенное в стиле «сказочного» дома. Вечер опять же был посвящен лабораторной работе, дорисовке рыб и подготовке окончательного отчета. Новый день. Мы отправляемся ловить рыб на пресные водоемы. Первой остановкой стал один из заповедников. Обловили реку и несколько прудов. Даже предприняли попытку лова на отмелях рядом с водопадом, для чего пришлось пересечь опасные пороги: бурный поток сбивал с ног, а ноги так и соскальзывали с камней. Рыбы на отмелях практически не было, чего нельзя сказать о пресноводном макробентосе. Поденки, личинки стрекоз в огромных количествах и это только на первый взгляд.

Потом нас повезли на те самые рисовые чеки, где пробираясь через мутные потоки и топкий ил нам удалось поймать еще несколько видов. В общем-то, нельзя сказать, что рисовые чеки чем-то примечательны, но вполне вероятно местная инфауна предположительно богата и разнообразна. Весь следующий день, а он был в Нячанге предпоследним, мы потратили на доработку нашего отчета. Статистика оказалась многообещающей. Мы определили больше видов, чем группы, проходившие практику в прошлые годы, и это не считая эстуарных видов. Одновременно с этим мы упаковывали материал для отправки в Москву, что составило более трех четвертей от того над чем мы работали.

Однако не стоит забывать, что основная часть практики была ознакомительной, с целью существенного расширения нашего знания тропических экосистем. На следующее утро в конференц-зале мы представили наш отчет руководству, подведены итоги, показана динамика исследования ихтиофауны за несколько лет. Оставшуюся часть дня мы собирали вещи и закупались сувенирами, что позволило немного расслабиться после напряженной недели. Вечером, тепло попрощавшись с сотрудниками приморского отделения, мы отправились на вокзал, где сели на поезд до Хошимина.

 

Рис. 27. Вид с набережной в Хошимине.

 

Рис. 28. Набережная Хошимина.

 

Рис. 29. Типичная архитектура.

Прибыв утром на вокзал, нас довезли до южного отделения тропцентра и предоставили целый день на личные дела. Ихтиологи и я отправились в длительную прогулку по городу, мы погуляли по набережной, прошлись по самым красивым улицам города. Кто бы мог подумать, что в Хошимине есть свой Нотр-Дам! Посетили буддистский храм и несколько рынков. Насладившись колоритом и отметив удачное окончание практики прощальным ужином, мы отправились спать. Следующим утром предстоял последний маршрут – до аэропорта…

Подводя итоги, хочу сказать, что для меня эта практика стала одной из самых насыщенных. Большой объем работы и почти полное отсутствие свободного времени были во сто крат восполнены полученными впечатлениями. Я искренне рад, что побывал в этих краях, что жил и работал с прекрасными людьми и вынес для себя множество новых знаний, умений и, конечно же, положительных эмоций. Надеюсь, что в будущем тропическая практика будет настолько же интересной и не разочарует новые поколения студентов, как не разочаровала меня.

  • PDF