| 
 | 
 | 
                    
 | 
 

Северо-Восточная Турция

По материалам экспедиции 13-30 августа 2012 г.

М.В. Чертопруд, Д.М. Палатов

 

Маршрут: г.Фындыклы – долина р.Чаглайан – г.Фындыклы – долина р. Пискала – хребет Качкар – долина р. Фыртына – г.Ардешен.

Предисловие. Турция на карте мира – страна небольшая. Но внутри себя она разнообразна, почти как Россия; только вместо тысяч километров равнин разные ее уголки разделяют сотни километров гор. Преимущественно довольно сухих, часто степных и даже пустынных. Так вот, есть в ней один угол на востоке черноморского берега, примы-кающий к Грузии и Аджарии. Там облака, сносимые северо-западными ветрами с Черного моря (и отчасти с остальной Европы) упираются в высокий хребет – и остаются там, проливаясь всевозможными дождями.

Это самый влажный район Турции и один из самых влажных во всем Средиземноморье. У нас в Сочи это тоже чувствуется, но основные дожди выливаются на участке от Трабзона до Поти. Вот сюда мы и направились.

 

 

Техника перемещения. Несложная. Самолетом Москва-Анкара-Трабзон (и также обратно). В принципе, в Трабзон ходит теплоход из Сочи, но ни денег, ни времени это нам не экономит. В Трабзоне ближайшая гостиница находится ровно напротив аэропорта (около 40$ за двухместный номер), а мимо довольно часто проезжают автобусы Трабзон-Батум. Можно доехать маршруткой до автовокзала, это тоже недалеко. Мало где можно поменять доллары на лиры (например, в аэропорту почему-то нельзя), так что этим лучше озаботиться в Анкаре.

Впрочем, в отеле и даже в автобусе легко берут доллары США. А вот пеший маршрут наш оказался крив и нелеп на вид, см. карту. Ос-новная дорога на хребет Качкар идет из Ардешена, шоссейная; на ней есть такой поселок Айдер – центр местного горного туризма. Но мы пошли своим путем, от городка Фындыклы (по-русски – Ореховое) и, руководясь старыми генштабовскими километровками, поднимались к хребту по долинам рек Чаглайан (на генштабе – Абивиче) и Пискалы. Но сквозных дорог по этим долинам как раз и не оказалось, и мы вернулись.

Зато нашлась дорога по отрогу между долинами Пискалы и Фыртыны, она довела до высоты 2800 м, где и кончилась на россыпи кошей. Также снизу доверху идет дорога по долине Фыртыны (тоже из Ардешена); по ней мы вернулись. В итоге удалось довольно тщательно изучить все ландшафтные зоны между морем и хребтом; но не удалось перевалить сам хребет и заглянуть за него.

 

Чайные склоны в низовьях р.Чаглайан

 

Ландшафт. Итак: климат здесь «мягкий» – сырой и теплый. А рельеф сугубо горный; прямо от морского берега начинаются округлые холмы, которые быстро растут, воздвигая в 30–40 километрах от моря осевой Понтийский хребет (Karadeniz Daglari) с высотами около 2500-3000 м и центральной вершиной – горой Качкар (3937м – 4-я вершина Турции). Отсюда – узкие и глубокие долины рек, часто переходящие в скальные ущелья; на крутых склонах – зелень вперемешку со скалами. И все это тонет в облаках.

Но высотную поясность всегда интересно рассмотреть подробнее; к ней и люди всегда руку прикладывают. Вдоль самого моря здесь тянется почти сплошная полоса городской застройки – 3-5-этажные кирпичные дома, трасса на Батум, вдоль нее шоссейка для местных разъездов, магазины, склады, фабрики чая и табака… в общем, индустрия. Обычно жарко, душновато и часто идет дождь.

Люди с зонтиками ходят. Морские берега каменистые, вода у берега мутная, наспокойная, и купаться никто не торопится.

 

Река Чаглайан в среднем течении

 

В долинах рек, поднимаясь от моря, попадаешь в разгул плодородия. Воздух пахнет земледелием: теплой прелостью травы, земли и овощей, которые растут из всех возможных щелей. Основные площади занимают две породы – фундук и чай. Леса до высоты 300-400 метров почти не осталось, разве что полосы густых (практически непроходимых) кустарников в оврагах между ореховыми садами. Орешник обычно растет там, где склоны положе, чай – где покруче, а на плоских местах – домики под красной черепицей и общительные турки зовут пить чай.

Мы им удивительны, потому что иностранцы и идем пешком; а пешком тут вообще мало кто ходит. Они практически не говорят по-английски (кроме кое-какой молодежи), поэтому общение с ними довольно забавно. Правда, сказывается и близость Кавказа: примерно каждый десятый встречный бывал в России или в Грузии и может кое-что связать по-русски.

 

Дорога по реке Чаглайан

 

В 10–15 километрах от моря долины рек сужаются, деревни в них изреживаются, а некоторые склоны становятся круты даже для культивирования чая; и начинается лес. Асфальт сменяется каменистыми проселками. Основная древесная порода в долинах – ольха. Бук и каштан смешиваются с ней, но даже им сыровато, они предпочитают склоны повыше и посветлее. Дубов, грабов и сосен (как в Крыму) нет совсем – они этой сырости, видимо, не выносят.

Заброшенные поляны обычно зарастают ежевикой. Турки в этих местах разводят пчел – строят для них целые домики-пасеки, или выставляют ульи по склонам, или даже прибивают ульи-бочки высоко на деревьях (еще и ствол железом обивают, чтоб медведь не достал). Иногда к пасекам прилагаются и домики для людей, но люди там не живут, а бывают изредка. Мы сами пару раз ночевали в таких домиках; там бывает неплохо внутри, а заперто не всегда. Иногда в этом поясе встречаются и деревеньки, но тоже полузаброшенные – со старыми, по-черневшими деревянными домами, в которых явно давно не живут. Считается, что здесь был расцвет чайного производства – 40-50 лет назад, а потом он прошел, и регион несколько обезлюдел.

Тем временем горы над долинами поднимаются за 1000 метров. Лес на этой высоте сменяется довольно странным на вид ландшафтом – редко торчат отдельные крупные елки, а пространство под ними заросло двухметровым стлаником из смеси рододендронов и лавровишни. Все это происходит обычно на крутых склонах, сильно пропитано водой, часто погружено в туман и практически непроходимо. Местами эти заросли перемежаются скалами и осыпями. Мелкие ручьи текут прямо по склонам, образуя серии водопадов; крупные прорезают себе диковатые ущелья и ревут оттуда, тоже водопадами.

 

Долина р.Пискала, средняя часть

 

Кустарники в долине р.Чаглайан

 

Дорога кончилась…

 

Наиболее обычный пояс расположения облаков – от 1400 до 2000 метров по высоте. Это полукилометровой толщины одеяло обнимает с севера все горы, заползает вглубь хребта по долинам и накрывает все морское побережье. Лишь изредка его разгоняет шальной ветер, и на равнины приходит солнце. Поселков в этой зоне почти нет, в ущельях полная дичь и глушь, и очень редко можно найти дорогу, пронзающую этот пояс насквозь. Нам, не знавшим местных путей, несколько раз доводилось заходить в тупики, и лишь с третьей попытки удалось подняться дальше. Однако, горы поднимаются и еще выше. Наконец, на высоте около 2000 их склоны пронзают одеяло облаков – и оказываются на солнцепеке.

Примерно здесь же кончается пояс елок и лавровишни; вместо них появляется субальпийская растительность: низкорослые (по колено) горные рододендроны, какая-то местная крупнолистная черника и луга, на которых встречаются небольшие стада рыжих коров. В примесях к рододендрону растут вполне северные сущности: мелкий вереск, разные плауны, мхи. Много ярких цветов: синие горечавки, желтые крокусы, малиновая герань… В распадках белеют снежники и зеленеют маленькие озера. В общем, награда упорному восходителю.

На этой высоте больше пологих мест и располагается довольно много летних домиков – видимо, пастушеских; хотя коров немного. Сказывается наступление урбанизма – турки едут сюда на машинах из долин, просто чтобы отдохнуть от тумана, поглазеть на горы, позагорать, отпраздновать что-нибудь «на природе». Еще они любят по вечерам стрелять из ружей и пистолетов. В общем, вполне городские привычки. Особенно много машин ползет в горы по выходным. От 2800м рододендроны в свою очередь исчезают, но и короткая травка постепенно замещается камнями в желтых разводах лишайников. А впереди еще виднеется зубчато-скальная ось хребта Качкар; не найдя вовремя троп, мы туда и не пошли.

 

Лагерь у верхней границы тумана

 

Облачное одеяло

 

Отрог хребта

 

Водоемы и водная фауна. Водность у этих мест превеликая – идя вдоль реки по склоновой дороге, всевозможные ручьи пересекаешь постоянно, и каждый час нужно переходить вброд (или перепрыгивать по скользким валунам) небольшую речку. Родники, тонкослойные стоки по скалам, топи… сырость во всех видах, кроме крупных стоячих водоемов, которым негде разместиться на склонах. Соответственно, фауна и сообщества реофильных беспозвоночных –возможно, самые богатые в Причерноморье. Хотя состав бентоса на уровне родов довольно стандартный, а с определением видов еще предстоит изрядная возня. Результаты предварительной обработки проб (176 таксонов) – см. Приложение.

Млекопитающие. Местные любят пугать туристов «аю» - медведем. И правда, медведи тут есть, следы и помет встречаются регулярно. Однажды это создание пришло к нам в лагерь по заброшенной дороге в четыре часа ночи, сопя и топая. Когда в его сторону посветили фонариком из палатки, аю удалился в кусты, и долго еще ворчал оттуда (явно ругаясь, что не удалось пройти по дороге спокойно, и придется обходить по склону и кустам). Кроме того, встречались следы некрупных оленей, но увидеть никого не довелось.

Амфибии. В этих горах встречается довольно экзотичная сущность – кавказская саламандра (которую на Кавказе нам встретить не удалось ни разу). Она черная, иногда с рыжими пятнами, узкая, шустрая и длиннохвостая, как ящерица, а встречается обычно в воде – под камнями и в заводях горных ручьев. То есть иногда попадается в сачок при сборе бентоса. Один раз, впрочем, и на суше под камнем попалась. Встречаются разные стадии – от личинок длиной 3-4 см до взрослых, длиной около 15 см. Видимо, растут они тут медленно. Еще на дорогах по вечерам встречаются жабы – похоже, что серые. Иногда здоровенные – сантиметров по пятнадцати. Иногда, правда, все равно раздавленные машинами.

Рыбы. В речках и даже в ручьях шириной 2-3 метра повсеместно водится форель. Местные ее ловят удочками и даже иногда сетями, хотя на пересечении речек и дорог везде стоят таблички «BALIK AVLAMAK YASAKTIR ..!» (рыбу ловить запрещено).

Лесная подстилка. Наиболее заметные ее обитатели: крупные синие и сине-голубые слизни рода Limax и тоже здоровенные рыжие виноградные улитки Helix buchi. Немало сенокосцев, пауков, кузнечиков, тараканов ичешуйниц. Муравьи лишь местами – сыро им. Зато иногда под камнями (но в вечной сырости) встречаются вполне водные личинки ручейников Helicopsyche – в маленьких улитковидных домиках из песка.

Дары природы. Мы попали на сезон созревания фундука – в низовьях долин Чаглайан и Пискалы его собирали мешками и сушили целыми полянами. Ну и мы старались не отставать. Яблоки, груши и сливы у дороги встречались, но не особенно часто и помногу. Еще здесь растут киви и виноград, но они еще не вызрели. В нижней части леса полно подберезовиков; выше становится не до них. Зато почти везде по краям дороги можно встретить ежевику – местами довольно убогую, но иногда просто роскошную. В субальпийском поясе ее сменяют два вида черники – высокая кавказская (в рост человека) и какая-то низкорослая, похожая на нашу.

 

Лагерь на альпийском лугу

 

Альпийский луг: крокуc и горечавка

 

Субальпийский луг: рододендроны

 

Хребет Качкар

 

Верховья р.Фыртына

 

Озерко в альпийской зоне

 

Лавинный снежник в долине р.Фыртына

 

Кавказская саламандра

 

Слизень Limax в позе ежа
  • PDF