| 
 | 
 | 
                    
 | 
 

Северо-Западная Турция (вилайет Зонгулдак)

По материалам экспедиции 8-19 апреля 2010 г.

М. Чертопруд

 

Маршрут: пос.Ильгаз – д.Эксик – плато Юрдун – д.Сарыпинар – река Сибог – пос.Ихсангази; пос.Игдир – река Дегермек – река Карадере – д.Мейрэ – пос.Панарбаши – река Пашичейир – река Деверкяны – д.Каялы – плато Карагуз – г.Джиде.

Предисловие. Продолжая осваивать причерноморский регион, мы со-вершили 10-дневный пеший поход по северным горам Турции, руководствуясь подробными (хотя изрядно устаревшими) картами Генштаба масштаба 1 см:1 км с сайта poexali.org и местами собственным здравым смыслом. Заброска проводилась самолетом через Стамбул, далее автбусом до пос. Ильгаз (около 6 часов), обратно также автобусами от пос. Джиде через г.Бартын и Стамбул (около 9 часов), с небольшими автостопными переездами (Ихсангази – Арач – Игдир, около 50 км) и по дороге на Джиде (около 25 км).

Общее описание страны нами дано ранее и здесь не дублируется. Напомню только, что попасть в Турцию из Москвы довольно просто и не очень дорого, а страна эта просторна и гостеприимна; она изобилует не только морскими курортами и греческими руинами, но и разнообразной дикой природой в многочисленных горных системах.

 

Кустарниковые склоны над поселком Ильгаз

 

Часть 1. Ильгаз – Юрдун – Исхангази.

8 апреля. Около 15.00 высаживаемся из автобуса на трассе у поселка Ильгаз. Широкая долина реки Деврес окружена сглаженными невысокими и в основном безлесными горами. Вдоль реки всякие колючие кусты, дальше перемежаются лужайки, сады, домики, коровы и кусты. На склонах там и сям компактные деревни под красной черепицей со шпилями минаретов, и довольно много дорог во все стороны. Мы, утомленные долгим сидением в автобусе, ткнулись в ближайшую харчевню (рис с мясом – это замечательно, особенно когда предыдущие полдня на сухомятке!), ткнулись в саму мутноватую речку (жизнь есть!) и пошли в холмы на север.

Поразбирались в дорогах, обогнули большой поселок Ильгаз, миновали полузаброшенную деревушку (наверное, там живут турки-дачники!), забрались в долину ближайшего ручья и довольно быстро оказались в уютных полянах меж кустов. Где и заночевали. Серый, но вполне тихий и сухой вечер приятно контрастировал с дурной погодой в дороге днем (ветер, туман и периодический дождь, особенно на перевалах). В целом здесь горы – высота долины 700–900 метров, а хребет Эмингази к северу выходит на 2100–2400 метров; еще надо разобраться, как его перевалить.

 

Взаимодействие с колючками

 

9 апреля. Кусты здесь зверские; наутро мы с мясом продирались через неширокую их полосу, чтобы перейти ручей. Поимели массу заноз и царапин; местами проще лезть поверх этих зарослей, чем пытаться раздвигать их. Хорошо еще, что тут развито скотоводство и почти везде можно найти тропинки и лужайки.

Поднимаемся, сначала вдоль ручья (тропа постепенно рассасывается), потом по склоновой дороге. На склонах появляются сосны, на высотах 1200–1500 м уже мощный сосновый бор с довольно крупными вырубками и разъезженными лесовозками. От 1500 м становится все больше пихт, на дороге сгущается грязь, а потом и снег. На 1700 м лес оборвался полузаснеженной горной степью со стелющимся можжевельником. Метет небольшая пурга; местами вылезают желтые крокусы. Сбоку появилась вдрызг размокшая асфальтовая дорога; на зиму она явно становится нерабочей. Ведет она, похоже, к одному горному озеру.

Самого озера еще не видно, зато стоит внушительный плакат, запрещающий ловить рыбу (очень уместный для горной степи в пургу!). Мы еще пооглядывались на горы (вечереет) и спустились обрастно в зону сосен.

 

Хутор у подножия хребта Эмингази

 

10 апреля. Переночевав, новый штурм хребта повели восточнее, через деревню Эксик, обходя с востока вершину Юрдун. Здесь тоже суховатые со-сновые склоны сменились заснеженными пихтовыми, с 1800 м снег сплошной и уже не проваливается под ногами, так что можно идти почти свободно. Снова метет вьюга, видимость 300–500 метров.

Вершины снежно-скальные, между ними идет пологое плато Юрдун с какой-то попутной кабельной трассой. Эту трассу отмечают периодические столбы в рост человека (что удобно в снегу), но местами они почти скрываются под зимним фирном. Пожалуй, если бы была хорошая погода и снег раскис – нипочем бы нам не пройти. И так не хватает сапог – ноги мокнут, особенно у Димы в кроссовках. Спуск на северную сторону. Пихтовые склоны, бородатые лишайники на ветках, коренная зима. Сугробы на дороге расчищены в стороны бульдозером, как на Руси.

О весне напоминают только пробивающиеся в оврагах ручейки. Ниже 1500 м – уже только свежий снег. Зимний снег здесь когда-то успел стаять – видимо, весна была и прошла. Грязные лесовозки. Изрядные зимние вырубки. Встали перед первой деревней в пихтарнике на склоне; ниже лес сменяется лужайками и кустами.

 

Сосняк на южных склонах Эмингази

 

11 апреля. Спускаемся по долине реки Сибог. Несколько довольно грязных деревушек под красными крышами; приветливый народ (все мужчины норовят руку пожать!), вот только магазинов с едой не хватает (а надо бы). Долина довольно узкая и почти безлесная, выполненная кустарником и скалами; сосны уходят на верхнюю часть склонов. Примерно от устья р.Беленчал появляется зеленая пойма с кустами, рощицы граба и дубка по склонам, и довольно много цветов. Заодно наконец появилось солнце и стало тепло.

Ночуем в небольшом боковом распадке. Первый теплый вечер.

12 апреля. Теплый вечер – часто не к добру; ночью он сменился мелким дождем на все утро. Чапаем дальше вниз по долине в сторону поселка Ихсангази. Но не дошли немного – нас подцепил белый улыбчивый микроавтобус. В поселке тоже все улыбаются и здороваются, хотя по-английски никто не говорит ничего. Закупились едой (рис, чечевица, рожки, хлеб, печенье, сыр, колбаса), вышли из городка по шоссейке и тут же поймали новую машину на запад. Какой-то церковный деятель (представился как имам и даже подарил какую-то духовную книжицу) подвез кил пять всего, но эстафету тут же приняла новая машина (даже руку поднять не успели!).

В общем, через час мы в поселке Игдир, на реке Арач, напротив новых холмов.

 

Не ловить рыбу в степи!

 

Хребет Эмингази – южный склон

 

Подъем на Эмингази

 

Часть 2. Игдир – Карадере – Панарбаши – Джиде.

Мутная река Арач даже вброд не проходится – пришлось мост найти. Продолжаем путь на север, в сторону Черного моря. Сначала тянутся поло-гие холмы с овцами, затем просачиваемся меж холмов в долину речки Дегер-мек. Тут очень симпатично: кусты, лужайки, сосны и скалы; чем дальше вверх по речке, тем меньше лужаек и больше скал, и тем хуже овечьи тропы. Пришлось влезть на сосновый склон, где нашлась довольно гладкая старая дорога вверх по долине. Далее дорога нас не покидает, однажды даже спустилась на дно долины и перешла речку. Тут мы заночевали на поляне под скалой. Очень красиво, но ветрено и ночью морозно; все же надо на ночь в лес забираться.

13 апреля. В верховьях Дегермека – большое и довольно пологое урочище, поросшее буком (а не сосной и дубом, как раньше); и ручьи уже спокойные, светлые. Очень похоже на северные склоны Горного Крыма. Дальше на север – небольшой перевал и длинный спуск через лес в долину реки Карадере.

 

Выход к горе Юрдун

14 апреля. Река замечательная и долина тоже – лужайки в излучинах русла между лесистых и кустистых холмов. Одна фигня – долинная дорога постоянно бродит реку, прижимаемую холмами на поворотах. Броды пониже колена, но все равно холодно и неудобно, а мостов нет. Стоять тут оказалось прекрасно, а вдоль идти – занудно. Одно время мы даже обуваться перестали – шли в носках. Почти целый день ушел на броды и попытки их обойти лесными склонами поверх прижимающих реку скал.

В верховьях Карадере несколько крупных деревень, проходит шоссейка Эфлани – Дадай, а леса мало. Ночевать пришлось на боковом ручье, и все равно с трех сторон вечером и утром слышны минареты. Они поголовно оснащены динамиками, так что почти вся территория простреливается их регулярными молитвами; мобильная связь здесь хуже минаретной (хотя тоже местами есть).

 

На плато Юрдун в пургу

 

Северный склон хребта Эмингази

 

15 апреля. В истоках Карадере – крупные (до 1200 м) холмы, заросшие дубом и буком. Дальше на север оказалось урочище почти бессточных холмов и вклинившееся в них «каменное море» – видимо, старое лавовое поле, где из почти ровной площади везде торчат острые серые камни и небольшие скалы, и только дырки между ними закрывает скудный дерн. Но овцы все равно пасутся. За горой Айкыз пейзаж снова сменился: северный склон оказался неожиданно пихтовым при довольно небольшой высоте (800–1200), в нем цветет синяя пролеска, и очень влажно.

Дальше на север ведет широкая долина-лощина – ручей в ней не течет, люди не живут, пологие склоны с выходами скал заросли пихтами, а дно покрывает очень вязкая буро-фиолетовая глина, взмешенная скотом. Угваздались мы ей по самое… Под пихтами неожиданно стал вылезать мелкий самшит. За деревней Гезлог в долине появился ручей, и мы выскочили практически на равнину – широкое сырое пастбище с небольшими холмами по краям и деревнями с трех сторон. Встали в сосновой рощице на пологом склоне, стараясь укрыться от дорог и домов.

Роща тоже странная – растет на глине, вся замшелая, и даже мертвые ветки сосен все гнилушные; более или менее сух только колючий шиповник в подлеске. Кое-как побороли и этот вопрос (отсутствия толковых дров). Зато с каждым днем все теплее, и даже ночные заморозки вроде как прекратились.

 

Русская дорога на северном склоне Эмингази

 

Долина реки Сибог

 

16 апреля. Снова чередуются сосновые реки и липкие коровьи луга, и все больше домов. Наконец, домики сгустились в поселок Панарбаши на речке Паша-чейир, пересекая очередное шоссе. Докупаем хлеба. Постепенно становится жарко. Идем по речке вниз, но не очень-то далеко – через несколько километров Паша, покинутая всеми дорогами, входит в жесткий скальный каньон, почти трещину с 200-метровыми стенами. Приходится переваливать верхом.

Подъем довольно тягучий (по дороге через деревню Якарда, где в непонятных пояснениях встречного турка о предстоящем нам перевале явственно прозвучало выражение «садо-мазо»). Зато спуск оказался очень красивый – через распускающийся грабово-дубовый лес с массой цветов, как на Кавказе, а ниже луга с подрастающей травой, и тоже в цветах. Стало ниже и теплее, здесь уже зрелая весна. Сразу под каньоном Паша впадает в более крупную реку с армянской фамилией Деверкяны.

Тут тоже есть домики, но в целом намного просторнее и дичее. Вдоль Деверкян тянется широкая почти плоская пойма, заросшая в основном платанами; на склонах сосны со всякими колючками. Кстати, платановые ветки дают лучшие дрова из всех, которые мне известны – легко поджигаются и горят ровно, жарко и бездымно.

 

Поселок Игдир в долине реки Арач

 

17 апреля. Особенно увлекательно оказалось вылезать из поймы через этот сосново-терново-шиповниковый лес на склоновую дорогу. Все колючки наши. Кстати, среди шиповника стал появляться и вполне кавказского вида смилакс – такие сгустки зеленой колючей проволоки. Обычной колючей проволоки здесь тоже в общем хватает – ей ограждают некоторые пастбища и огороды, регулируя положение скота. Наше время кончается; от Деверкян повели решительный подъем на и через горы Карагуз, к шоссе Аздавай – Джиде.

Давно уже стало понятно, что своими ногами до моря мы дойти не успеваем. Подъем и правда изрядный (с 450 до 1250 м), особенно по жаре. Наверху оказался пихтовый лес и много цветов, в подлеске завелись вечнозеленые кусты Закавказья – тисс, лавровишня, рододендроны, падуб, колхидская иглица. Хребет же Карагуз оказался внутри себя карстовым плато, распадки с ручьями сходят с него только по краям, а в середине тянутся небольшие замкнутые котловины карстовых провалов, в основном тоже заросшие пихтой.

Тайга, вырубки, грязноватые лесовозки и свежие следы медведей в дорожной грязи. Оленей тоже немало, и зимний снег иногда попадается.

 

Леса в районе речки Дегермек

 

18 апреля. Мы пробирались по Карагузу весь вечер, заночевали в истоках какого-то ручейка, а потом шли еще полдня, разбираясь в местных кривых дорогах. Искомое же нами шоссе оказалось нерабочим – асфальт давно сошел с каменной подложки, а машин и вовсе нет. И почти весь остаток предпоследнего дня пришлось топать по серпантину этой дороги вниз, к людям, в сторону моря. Новая шоссейная дорога, как выяснилось, пролегла намного ниже и восточнее; мы увидели ее с гор уже часа в три, но только вечером достигли их слияния.

Здесь, в долине, уже дубы и буки зеленеют, сады цветут, красота. Жаль только, уже времени не осталось тут покопаться во всем. И Дима все ноги стоптал на шестичасовом спуске. Почти сразу застопили машину до приморского городка Джиде; дальше стоп не заладился, мы увидели гостиницу и вселились в нее. Не комфорта ради – а помыться надо перед самолетом.

 

Стоянка под скалой на р.Дегермек

 

Долина реки Карадере

 

Вход в каньон на р.Пашачейир

 

Пещера в каньоне Пашачейир

 

Выход из каньона Пашачейир

 

Долина реки Деврекяны

 

19 апреля. Весь день пришлось ехать. Горные дороги красивы, но не-спешны. 7.15–9.30 – долмуш от Джиде до Бартына; 10.00–16.40 – большой автобус от Бартына до Стамбула; и еще тремя автобусами, по-коряцки, до аэропорта имени Сабихи Гекчен. 20.30–0.30 – самолетом в Домодедово. И теперь еще сижу в аэропорту, жду утра, а рядом Дима дрыхнет на пенке под табличкой таможенного досмотра. Негуманная это идея – ночные авиарейсы. Правда, нам объяснили, что еще повезло – в Исландии вулкан проснулся, на Европу пепла нанесло, многие самолеты вообще не летают…

 

Деревня Куялы на склоне долины Деврекяны

 

Лес на плато Карагуз

 

Спуск с плато Карагуз

 

Поселок Джиде. А где море?
  • PDF

Фоторепортажи

Россия
Европа
Африка
Юго-Западная Азия
Юго-Восточная Азия
Южная Азия
Южная Америка
Северный Ледовитый океан